Наверх

Характер женщины, вынужденной стать главой семьи в силу драматических или трагических обстоятельств, совершенно меняется. Женщина - вдова. Думала ли она, что придется взвалить на свои плечи бремя забот о семье. Жила за широкой спиной мужа, в любви, ласке, материально обеспеченной.

Но случилось несчастье. Теперь у нее маленькая семья – она и дети. Ей нельзя долго пребывать в скорби и трауре – некогда. Надо по-прежнему ходить в магазин, стоять у плиты, делать уборку в доме, поощрять и наказывать детей, но самое тяжкое – на работе выслушивать соболезнования… Она уже не верит словам участия и сострадания. Весь мир для нее перевернулся. Она с подозрением выслушивает чужие участливые слова. Слушает, кивает головой, благодарит, но … никому не верит.

В первый период после смерти мужа ей кажется, что на нее все смотрят, все показывают пальцем и произносят за ее спиной – вдова. Она чувствует себя изгоем – она не похожа на всех, у нее несчастная судьба. Каждый человек старается скрыть даже свои мелкие неудачи, просчеты, промахи, а тут несчастная судьба, которую не скроешь. Клеймо несчастья.

Если женщина сильная, то она оставляет поначалу все, как было. Остается на той же работе, в той же квартире. Женщина слабая тотчас же бросается либо менять квартиру (другой район, город), либо менять работу, а часто и то, и другое. Причина вовсе не та, которую она объявляет (ей, мол, тяжело видеть людей, знавших мужа). Причина почти всегда одна – она не хочет нести свой крест на виду у всех. Тяжко. Вспоминается услышанная где-то фраза: «Сочувствие и сострадание содержат большую долю злорадства, что, слава Богу, - это случилось не со мной и посему: не верь тем, кто тебе сочувствует».

Она припомнила, как пришла однажды заплаканная соседка и сообщила, что ее сын связался с уголовниками. Искренне утешая соседку, она подумала про себя: Господи, хорошо, что мои дети еще малы, и это случилось не в моей семье. Теперь, выслушивая участливые слова, она старалась отгородиться какой-то стеной, зная, что это просто вежливость, а не участие. Спасибо. Не надо. Я сама справлюсь. Ничего не надо. У нас все нормально.

Стена отчуждения. Она ее воздвигла высокую и не позволяет заглядывать в свою жизнь из праздного любопытства. Отныне ее жизнь – это сплошная вереница дел, обязанностей, забот. Она учится быть главой семьи. Она – глава семьи. Любимый человек остается жить в ее сердце, воспоминаниях.

Первые полгода самые тяжелые для вдовы. Невыносимы сны, почти кошмары, где чередой возникает прошлое, но в какой-то искаженной форме. Осколки прошлого, фантасмагории. У нее плохой сон, нет аппетита, но все равно она обязана по-прежнему вставать рано и готовить еду для детей. Самой тоже нужно есть, хоть ей тошно от вида пищи. У нее появились спазмы в пищеводе, и кусок хлеба проходит с трудом. Она думает, что, наверное, скоро умрет, но к врачу не идет. Пусть! Пусть все идет так, как есть, зачем суетиться с лечением, - все равно один конец. Дома грязно, не хочется лишний раз пошевелить пальцем. Одежда на ней теперь самая простая – не перед кем красоваться. Она ходит на работу, стараясь прийти пораньше, чтобы не видеть знакомых, которые своим любопытством могут ранить ее. Уходит позже по этой же причине. Проходит время, за которое она успевает наездиться за справками для оформления пенсии на детей, выстаивает очереди на прием, чтобы перевести лицевой счет на квартиру, но самое тяжкое оформление еще впереди – перевести на свое имя машину мужа. Справки способны задавить, довести до бешенства любого человека. Она все должна перенести ради детей.

Она совсем не сильная и часто плачет над своими проблемами. В первый же год одиночества самым бессовестным образом начинает ломаться бытовая техника. Сломался утюг, перегорел телевизор, электродвигатель стиральной машины. Сломалась швейная машинка. Но это еще не все. Одна за другой обесточиваются розетки. Вскоре через всю квартиру тянутся удлинители к одной-единственной, которая долго не выдерживает. Квартира погружается во мрак. В домоуправлении ей отвечают, что электрик чинит только на площадке. - А в квартире?  - Это ваши личные заботы, - отвечают ей. Перегорело за год все, что могло перегореть. - Почему все сразу? Недоумевает она. – Почему к моим несчастьям добавляются эти несчастные мелочи быта? – Почему у меня? Разве я ущербная? – Почему раньше этого не было? Все так и было, но ремонтом занимался муж, потому все для нее проходило незаметно.

Она никогда не была сильной женщиной, но за годы одиночества становится ею. Не на кого надеяться. Без толку плакать, все равно все надо делать самой. И за годы одиночества она учится чинить утюг, таскать тяжелые сумки с картошкой, бельем, продуктами. Она учится делать ремонт в квартире, учится жить на свою, более чем скромную зарплату и пенсию на детей. Она учится водить машину. Учится ее продавать. Она выполняет все формальности с этой тяжелой продажей, никого не прося о помощи. Она учится жить одна. Без него. Она уже сильная.

Нельзя вырастить сына инфантильным, и она упорно заставляет его исполнять пока небольшие обязанности по дому. – Я женщина. Я не могу починить утюг. И она старается показать, что он это сможет. – Я женщина, мне трудно нести тяжелую сумку. И он несет эту сумку. И он сдает белье в прачечную. Он чинит розетки, потому что мам утверждает, что ничего в этом не соображает. Он выбивает ковер, потому что маме это не под силу. А мама уже давно все может сама. Но она утверждает, что это мужская работа. И сын берет на себя мужские заботы о доме. Он учится быть мужчиной. Мужчине 12 лет. Она теперь другая. Она сильная, смелая, мудрая, практичная. Она – глава семьи. Но так не хочется быть главой.

Прошло уже 4 года, притупилась боль. Теперь так хочется, чтобы жалели ее. Но разве можно найти такого же, как любимый? Да и все равно ведь – это будет не он.

Все чаще возникает мысль о замужестве. Замужество ей нужно вовсе не для того, чтобы приобрести материальную поддержку и передать заботы о семье. Нет. Она хочет тепла и ласки. Это на виду у всех она демонстрирует свое умение вести хозяйство, решать семейные проблемы, а на самом деле, в душе, она такая же легкоранимая, слабая женщина. Она ясно осознает, что не представляет интереса для мужчин, прежде всего из-за своего скромного материального достатка, из-за того, что у нее маленькая квартира. А самый большой недостаток – наличие двоих детей. Детей она успокаивает, что замуж не выйдет. Но сама очень встревожена тем, что годы идут, скоро вырастут дети, а ее ожидает одинокая старость. Теперь она плачет не о любимом, давно ушедшем муже, в о себе. И слезы эти не менее горькие.

Сохранить эту страницу в вашей социальной сети?
Сохранить в социальной сети